Строительство Днепрогэса

Рассказывая об энтузиастах пятилетки, нельзя не вспомнить героические будни днепростроевцев. Здесь в прямом смысле слова ударный труд ломал скалы, крошил пороги, обуздывал стихию. В 1932 году на стройке работали уже 5200 коммунистов, 7500 комсомольцев. Это и была та ударная сила, за которой шли десятки тысяч строителей. И ломали они не только скалы, ломали устаревшие графики и нормы, привычки и понятия старого мира.

Когда началась сборка агрегатов, первая турбина была смонтирована за 34 рабочих дня, а пятая — еще на десять дней быстрее. (В Соединенных Штатах на аналогичную работу уходило в среднем 45 рабочих дней.) Иностранные специалисты считали это чудом. Но и это было еще не все: строители решили закончить сооружение плотины к 1 мая 1932 года — на семь месяцев раньше срока, установленного правительством. За сезон 1932 года предстояло уложить более 400 тысяч кубометров бетона; рабочие увеличили эту цифру до 500 тысяч.

Намечая такой рубеж, наши инженеры решили посоветоваться с опытными американскими консультантами. Они пришли к одному из крупных специалистов, развернули перед ним график и стали делиться своими планами. Но инженер-иностранец даже не взглянул на график. Через переводчика он сказал: «Об укладке 500 тысяч кубометров в один сезон не может быть и речи...» Не поддержал встречный план коллектива даже сочувствовавший строителям глава американской технической консультации Купер. «Это несерьезный разговор,— заявил он.— Окончание строительства есть вопрос такого отдаленного будущего, что надеяться на событие чрезвычайное было бы легкомыслием».

И все же «чудо» свершилось. Между левым и правым берегами Днепра развернулось социалистическое соревнование. По предложению комсомольцев и коммунистов началось проведение «социалистического часа». Это означало, что после трудового дня все члены партии и ВЛКСМ работают еще один час. Тысячи беспартийных поддержали их. По предложению ударников стали проводиться «субботники индустриализации». Нормы выработки у передовиков поднялись вдвое. Каждой ночью высоко в небе зажигалась звезда, и тогда строители узнавали, какой берег днем потрудился лучше.

23 марта 1932 года ударники уложили в гребень плотины последнюю бадью бетона. Огромная полукруглая стена длиной 760 метров, высотой (вместе с основанием) 64 и шириной 44 метра пересекла русло могучего Днепра. 1 мая 1932 года первый генератор Днепрогэса дал промышленный ток. 10 октября состоялось торжественное открытие гиганта советской гидроэнергетики. И Купер вынужден был признать: «С точки зрения достижений инженерного искусства днепровские сооружения являются самыми значительными из подобного рода сооружений, когда-либо выполненных человеком». Это сказал специалист, строивший самую большую в США Вильсоновскую плотину, гидростанцию на Ниагарском водопаде и другие крупнейшие сооружения эпохи.

На открытие Днепрогэса приехали Калинин и Орджоникидзе. 70 лучших строителей были награждены тогда орденами. Поздравляя 45-тысячный коллектив днепростроевцев, нарком тяжелой индустрии Серго Орджоникидзе сказал: «Эта станция построена нашими силами, и она самая большая станция во всем мире. А сколько было хныканий среди маловеров, сколько было злорадства по ту сторону границы, когда мы начинали строить это гигантское сооружение. Неверующие и сомневающиеся, милости просим убедиться: Днепровская гидроэлектростанция вступила в строй».