Кулачество против колхозов

В ряде случаев кулаки пытались перекраситься в сторонников коллективизации, заявляя вместе с тем, что они за «колхозы без коммунистов». При этом кулаки извращали коренные принципы колхозного строительства. Они говорили: «Мы за колхозы. Но создавать их надо с хозяйственным смыслом, по имущественному признаку: тех, кто имеет много скота, инвентаря, кто побогаче — в один колхоз, остальных — в другой, а смутьянов и лентяев (так они называли сельских активистов и бедноту) нужно выселять из деревни».

Иногда кулакам удавалось под видом колхоза создавать объединения, ничего общего не имевшие с социалистической кооперацией.

  Приехав на село, я стал председателем крупного колхоза,—вспоминает  А.   Н.   Самохин,  бывший  парторг  столярного   цеха Сормовского  судостроительного  завода.— На   моей  территории был  маленький  ТОЗ — товарищество  по  совместной  обработке земли.   «Сеятелем»  назывался.   Работал   нехудо,  трактор   имел,молотилку, жатки, сортировку. Председательствовал в ТОЗе очень милый, благообразный середнячок-передовичок Кузьма Кузовлев.Дружит  со  мной,  учит  меня  коллективным  методам  труда   на основе   передовой   агротехники.   Я   впитываю   его   мудрость   да радуюсь... Только вот однажды поздно вечером приходят ко мне все восемь членов  ТОЗа  и просят принять в  колхоз.  Говорят: надоело нам батрачить на этого кровопийцу Кузовлева... Что за оказия? Выясняется, что трактор, молотилка и все машины принадлежат Кузьме Кузовлеву, куплены им за наличные средства, земли с лесополосами принадлежат Кузовлеву, сортовые семена —тоже  кузовлевские.   Все  кузовлевское.  А  эти   восемь  семейств, бедняцкие да сиротские, да еще дальние родственники кузовлевские — 23 трудоспособных  человека — работают  на   Кузовлева, кто поденно, кто сезонно... Что тут делать? Ленин прямо указывал:
необходимо позаботиться и о том, чтобы земледельческие орудия
и машины не были в руках кулаков и богатеев. Начали мы с того, что приняли всех тозовцев из «Сеятеля» в колхоз. К имуществу Кузовлева еще и не прикасались, но он уже хорошо понял, что к чему, и ближайшей же темной ночью разрядил в меня целую обойму. И все приговаривал: «Н-на, н-на, получи, что заслужил». Подпортил мне локоть и два ребра. Да. Нетрудно дать трактор кулаку, а попробуй его отобрать... Оказалось, у Кузовлева 2 тысячи пудов зерна — берег до того времени, когда «базар цену скажет».