Социалистическое строительство в деревне

30-е годы в деревне — это время создания экономических и организационно-хозяйственных основ победы социализма, последний, решительный бой за колхозы и совхозы как формы социалистического хозяйства.

Вступив в колхозы, крестьяне принесли в них не только свои средства производства, но и свою психологию, выросшую на почве мелкой собственности. В. И. Ленин подчеркивал, что «следы старого в нравах известное время после переворота неизбежно будут преобладать над ростками нового. Когда новое только что родилось, старое всегда остается, в течение некоторого времени, сильнее его, это всегда бывает так и в природе и в общественной жизни». Положение осложнялось тем, что в годы реорганизации сельского хозяйства произошло сокращение его производительных сил. К тому же 1931 и 1932 годы оказались неурожайными. В результате в 1932 году сельское хозяйство произвело меньше продукции, чем в 1928 году, когда была введена карточная система.

Самой острой проблемой колхозного строительства в 30-х годах партия считала установление правильного сочетания интересов колхозов и отдельных колхозников.

Понимание приоритетов в этой области было различным. Все дело в том, что государство в ту пору вынуждено было экономить средства и оплачивало колхозную продукцию по довольно низким Ценам. Колхозники же исходили нередко прежде всего из своих групповых интересов, полагая, что колхоз, как собственник произведенной им продукции, сам должен решать вопрос об объемах сдаваемой государству продукции и ценах на нее. Все это осложняло ход государственных заготовок в деревне. Случалось, что даже руководители колхозов, в том числе коммунисты, не понимали, насколько важно соблюдать здесь большую четкость. Председатель артели «Червоный украинец» на Северном Кавказе откровенно признавался: «Когда я на бюро райкома, я за хлебозаготовки, я большевик, а как бюро кончится и я подъезжаю к балке, я против хлебозаготовок». Недаром острые на язык колхозники прозвали своего председателя «коммунистом до балки», за которой начиналось колхозное поле. Такое отношение было довольно характерным. Подавляющее большинство колхозных руководителей и рядовых колхозников прекрасно понимали, что выполнение заготовительных планов необходимо. Но одно дело понимать, а другое — отдавать свою продукцию по так называемым твердым ценам. Здесь им трудно было отделаться от противопоставления «своего» хозяйства обществу. Партия трактовала такую позицию как пережиток частнособственнической психологии.