Художественно-исторические ценности

Решительная борьба большевиков за приобщение многомил­лионных трудовых масс к сокровищам культуры вызвала дикое озлобление свергнутых классов. Государ­ство национализировало важнейшие художественно-исторические ценности.

Так было не только в больших городах. В доме фабриканта Морозова в Богородске (Ногинск) все стены были увешаны полотнами знаменитых русских и западных художников, а парад­ная лестница украшена ценными скульптурами. Когда грянула революция, красногвардейцы взяли под охрану не только местный банк, почту, но и морозовский особняк. Старые владельцы бежали налегке, все осталось в целости. С винтовками в руках сменяли здесь друг друга Александр Смирнов и Дмитрий Корнеев. Потом составили опись имущества и сдали картины в первый советский Дом культуры.

Не менее примечательна судьба многих других художествен­ных коллекций. Вот, например, история всемирно известной кар­тины «Мадонна». Летом 1917 года американские дельцы выделили 20 миллионов долларов на приобретение в России всевозможных реликвий. Узнав об этом из газет, А. М. Горький с волнением писал: «...это предприятие грозит нашей стране великим опусто­шением, оно выносит из России массу прекрасных вещей, исто­рическая ценность которых выше всяких миллионов». Временное правительство не откликнулось на взволнованный голос писа­теля. Германский посол упрашивал бывшую княгиню Мещерскую продать за границу прославленную картину. Он предлагал ей полтора миллиона рублей золотом. Когда об этом стало известно в правительстве, Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина специально рассмотрел вопрос о картине и признал ее государственной собственностью. Вскоре знаменитая «Мадонна» была передана в Музей изобразительных искусств имени Пушкина, где она и хранится поныне.

Декрет о картине был принят 30 мая 1918 года. Москва находилась в то время на военном положении, в городе был раскрыт крупный контрреволюционный заговор.