Массовая неграмотность

Осенью 1921 года в одном из своих выступлений В. И. Ленин говорил: «Мы наделали чудес и в военной области и в других. Среди этих чудес самое большое чудо, я думаю, было бы то, чтобы ликвидировать до конца самую комиссию по ликвидации безграмотности». Тогда, в 1921 году, подобная перспектива выглядела очень далекой: ведь строительство социализма начиналось в стране, где три четверти населения до революции не знали грамоты

Особенно мало школ было в деревнях. Невероятно низким был уровень образования в национальных районах. У народов Среднее Азии и Казахстана грамотные составляли от 0,5 до 2 процентов населения. Среди азербайджанцев и армян их было немногим больше 10 процентов. На Украине четыре пятых населения никогда не учились. Многие народности, населявшие Россию, вообще не имели своей письменности.

О том, как «заботились» господствующие классы о просвещении трудящихся, свидетельствуют, например, такие данные: в 1914 году в России в среднем на одну библиотеку или клуб приходилось пять-шесть церквей и монастырей. Темпы роста образования были таковы, что для достижения всеобщей грамотности мужчин потребовалось бы около 180 лет, а для женщин — столетием больше.

Партия видела в массовой неграмотности одного из самых серьезных и опасных врагов Советской власти. И хотя пролетарское государство, возникшее в обстановке жестокой экономической разрухи, испытывало тогда невероятные материальные и финансовые трудности, оно смело пошло на осуществление таких мер, какие были немыслимы даже в самых богатых буржуазных странах. Сразу же была отменена плата за обучение в школе. В высших учебных заведениях, в специальных училищах и заведениях повсеместно учащиеся обеспечивались стипендией. Посещение театров и музеев стало для них бесплатным.