Блокада Ленинграда. "Дорога жизни"

В ноябре — декабре 1941 года удалось проложить через Ладожское озеро «Дорогу жизни». С невероятными трудностями по этой единственной ледяной трассе переправлялись в Ленинград с Урала и Поволжья, из Сибири и Средней Азии хлеб, продовольствие, вооружение, снаряжение, медикаменты. Каждый метр этой ледяной дороги был полон риска и героизма. Но, несмотря на эту помощь, хлеба и продуктов не хватало.

Наступила страшная зима  1941/42 года. Подвоз продовольствия почти прекратился. Город голодал. Жители получали по 125—250 граммов хлеба. Да и какой это был хлеб: смесь муки с отрубями, древесной корой.

Каждые день и ночь сбирала зловещую дань смерть, унося тысячи детей, женщин, стариков. Ленинградская школьница Таня Савичева оставила дневник — потрясающей силы человеческий документ. Его нельзя читать без содрогания:

«Женя умерла 28 декабря в 12 ч. 30 м. утра 1941 года.

Бабушка умерла 25 января в 3 ч. дня 1942 года.

Лека умер 17 марта в 5 ч. утра 1942 года.

Дядя Леша — 10 мая в 4 ч. дня 1942 г.

Мама — 13 мая в 7 ч. 30 м. утра 1942 года».

Только в ноябре 1941 года от истощения умерло 11 тысяч ленинградцев, в декабре — около 53 тысяч.

Однако дух ленинградцев по-прежнему оставался несгибаемым.

Ни на один час не покидала их вера в силы Отчизны. Без этой веры трудно было бы вынести те нечеловеческие муки и страдания, которые выпали на их долю. Ленинградцев не покидала мечта о грядущей победе. Во имя этой победы спасал бесценные сокровища Эрмитажа коллектив его искусствоведов. Пламенная мечта обрела себя в Седьмой симфонии Дмитрия Шостаковича, родившейся в блокированном Ленинграде, в стихах Николая Тихонова, Ольги Берггольц, Александра Прокофьева, Веры Инбер.

Величие духа ленинградцев потрясло весь мир. Английская газета «Ивнинг стандарт» писала: «Вряд ли можно найти что-либо подобное сопротивлению Ленинграда, являющемуся образцом человеческого триумфа среди невообразимых испытаний».