Вторая половина 50-х годов

Вторая половина 50-х годов состояла из сложных и противоречивых событий и явлений.

Две линии, две силы противодействовали друг другу — линия мира и линия войны, сила прогресса и сила реакции.

В печати все чаще стали публиковаться прогнозы экспертов, подсчитывавших число возможных жертв после развязывания ядерной войны. Цифры внушали ужас — ведь речь шла о десятках и даже сотнях миллионов людей! Атмосферу военного психоза подогревали и многочисленные учебные атомные тревоги в США. Людей приучали к мысли о неизбежности атомной катастрофы, вселяли в них страх перед грядущим. Весь мир облетела тогда Душераздирающая просьба одного американского малыша: «Мама, я хочу поехать туда, где нет неба». Но спустя несколько лет его советский ровесник сделает крылатыми слова, выражающие совсем иные настроения:

Пусть всегда будет солнце,Пусть всегда будет небо,Пусть всегда будет мама,

Пусть всегда буду я.

1955 год. Главы правительств СССР, США, Англии, Франции встречаются во Дворце наций в Женеве. Советская делегация принимает ряд предложений западных держав и в свою очередь предлагает заключить общеевропейский договор о коллективной безопасности, а также сократить вооруженные силы: до 1 —1,5 миллиона человек — для СССР, США и КНР, до 650 тысяч человек — для Англии и Франции и до 150—200 тысяч — для остальных государств. Совещание выработало директивы для министров иностранных дел, которые должны были найти взаимоприемлемые решения. Точки соприкосновения были найдены. И мир вздохнул облегченно: «дух Женевы» вселял надежду на прекращение «холодной войны» и гонки вооружений. Но дух оказался призрачным. Уже через несколько месяцев западные дипломаты бесцеремонно зачеркнули собственные проекты и выдвинули новые требования, неприемлемые для Советского Союза.

1959 год, казалось, обещал новую разрядку международной напряженности: ведь была достигнута договоренность о встрече глав правительств СССР и США в мае 1960 года. Но...

1 мая 1960 года в районе Свердловска советские ракетные войска сбили американский самолет-разведчик. Президент США Эйзенхауэр не осудил подобных провокационных полетов и не дал гарантии, что они больше не повторятся. Совещание на высшем уровне было торпедировано. Вновъ наступило похолодание в международной атмосфере.

Так менялся политический климат на земле. И все же силы войны постепенно вынуждены были уступать позиции силам мира. Решающую роль в этом сыграл Советский Союз. Не на словах, а на деле продемонстрировал он свое миролюбие и заботу о безопасности народов.

В одностороннем порядке он сократил свои вооруженные силы на 2400 тысяч человек, уменьшил долю военных расходов в бюджете (в 1955 году они составляли 19,9 процента, а в 1960 году — менее 13 процентов), ликвидировал военные базы на чужих территориях.

Значительно расширились контакты с представителями других стран благодаря туризму, организации международных конкурсов, фестивалей, научных и политических конгрессов, гастролям деятелей искусства.

18 сентября 1959 года правительство СССР внесло на XIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН предложения о всеобщем и полном разоружении.

Предложения Советского правительства приветствовал весь мир. Ассамблея единодушно (не такой уж частый случай в ее практике) приняла резолюцию, призывающую покончить с гонкой вооружений. Народы давно уже устали от невыносимого бремени военных расходов. В самом деле, строительство одного авианосца обходилось в 200 миллионов долларов. Создание современного тяжелого бомбардировщика требует столько же средств, сколько
нужно для сооружения 30 типовых городских школьных зданий или двух электростанций для города с 60—70-тысячным населением. На один только процент от суммы всех военных расходов в мире можно было бы построить и полностью оборудовать 100 университетов!