Трудности в сельском хозяйстве

Еще более сложным путем шло восстановление и развитие разрушенного войной сельского хозяйства. Поистине это был тернистый путь. В 1945 году, когда известная трактористка Прасковья Никитична Ангелина вернулась после эвакуации на Украину, в Старо-Бешевскую МТС, люди пахали на коровах. Поля были изрыты траншеями и окопами. Такую же картину, вернувшись из армии, увидел и М. А. Посмитный на Одесщине. Возле деревни стояли обгоревшие танки с черными крестами. А в Мышковичах Могилевской области, куда приехал на работу председателем колхоза Герой Советского Союза К- П. Орловский, не было ни одной лошади, ни коровы, ни плуга, ни семян.

Тяжелый урон понесло сельское хозяйство в 1941 —1945 годах. Особенно пострадали районы, подвергшиеся оккупации, а ведь на их территории до войны производилась половина сельскохозяйственной продукции страны. Фашисты разграбили 98 тысяч колхозов, 1876 совхозов, 2890 машинно-тракторных станций. Резко уменьшилось поголовье скота.

Промышленность, только начавшая переход на мирные рельсы и также еще не оправившаяся от войны, не могла в короткий срок обеспечить деревню нужным количеством техники, удобрений, ядохимикатов. В 1945 году, например, было выпущено всего 300 зерновых комбайнов против 43,9 тысячи в 1937 году; 7,7 тысячи тракторов (в 1936 году — почти ИЗ тысяч). Совсем не выпускались машины для уборки свеклы, картофеля, кукурузы, льна, хлопка. Почти вдвое-втрое сократилось производство автомобилей и минеральных удобрений.

Перед председателями колхозов, местными партийными организациями встал сложный вопрос: с чего начинать? Коммунисты, опытные руководители, такие, как Ангелина, Посмитный, Орловский, в первую очередь поговорили с людьми. Они не скрывали трудностей, разъясняли задачи, намечали перспективы. Колхозники видели, как Паша Ангелина, не зная устали, учит молодежь водить тракторы, обрабатывать почву, как, не разгибая спины, вместе с женой, с сыновьями трудится на полях Макар Посмитный. Людей заражала энергия Орловского, получившего на фронте тяжелое увечье, но не пожелавшего спокойно жить в Москве на пенсии. Таким организаторам люди верили, за ними шли. И результаты сказались.

В 1946 году колхозы, землю которых обработали механизаторы из Старо-Бешевской МТС, сдали государству пшеницы в полтора раза больше, чем в 1940 году, да и трудодни оказались весомыми.

П. Н. Ангелину вызвали в Министерство сельского хозяйства. «Что вам позволило в такой тяжелый год собрать по 20 центнеров зерна с гектара?» — спросили ее на коллегии. И она рассказала, как, соревнуясь с А. В. Гиталовым, трактористы проводили глубокую вспашку, с помощью различных приспособлений старались удержать в почве влагу, как заботливо относились к машинам.

Не отстала и артель Посмитного. Здесь тоже работали с исключительным упорством, умело использовали агротехнику, на трудодень смогли выдать по килограмму зерна и по 3 рубля 30 копеек. Основные средства вложили в капитальное строительство, и уже на следующий год выдачу на трудодень увеличили примерно в 4 раза.

Однако так было далеко не всюду. Сложившаяся в те годы неправильная практика руководства сельским хозяйством тормозила развитие колхозного строя. Местные возможности и особенности не всегда учитывались в планах, которые составлялись и присылались сверху. Нарушался сам принцип материальной заинтересованности. Решения, принятые ЦК партии по этому вопросу в 1946—1947 годах, в определенной мере способствовали устранению недостатков. Колхозам было возвращено большое количество земель и скота, незаконно попавших в пользование некоторых учреждений и отдельных лиц. Удалось сократить управленческий аппарат в артелях. Заметно увеличился приток сельскохозяйственной техники в деревню. Только в 1950 году город направил в деревню машин больше, чем за любой предвоенный год. На полях появились тракторы новых видов, комбайны убирающие свеклу и картофель, хлопок и лен. Это оживило межколхозное соревнование; наибольших успехов в нем добились механизаторы.