К.А Борин

Константин Александрович Борин демобилизовался в апреле 1946 года в звании капитана. Той же весной вернулся на учебу в Тимирязевскую академию, а летом, как и в предвоенные годы, поехал на родную Кубань работать комбайнером. Его уже ждали. Вместе с товарищами отыскал он в бурьяне остов той машины, которую сам же поджег в 1942 году, чтобы она не досталась противнику. Комбайн ремонтировали днем и ночью; запасных частей не было, вместо них ставили детали с трофейных танков и автомобилей. На удивление всем машина пошла. Напрасно Борин боялся, что его руки отвыкли управлять штурвалом.

Каждое лето приезжал он на Кубань, и всегда был одним из первых. В 1948 году ростовчане прислали ему в подарок новую технику. Одновременно используя два комбайна, в совершенстве овладев ими, он так организовал работу своей бригады, что обычная норма перевыполнялась в 3—4 раза. В разгар уборки было решено отправить в Ленинград эшелон сверхплановой пшеницы, собранной в Штейнгартовском районе. Состав вели лучшие машинисты, поезд шел со скоростью пассажирского по «зеленой улице Ленинградцы торжественно встретили кубанский подарок. По ее лень хранит знатный комбайнер часы с надписью: «Борину К. А. от   исполкома    Ленгорсовета    депутатов    трудящихся.    Август 1948 года». А в Ленинграде осталось письмо кубанских передовиков. Есть там такие строчки: «Мы обещаем вам, труженики города-героя, что не пожалеем своих сил и труда для выполнена послевоенной пятилетки в четыре года...»

Тысячи работников сельского хозяйства могли бы подписаться под таким письмом. Самоотверженно трудились Д. М. Гармаш и М. Е. Озерный, Е. Щербич и И. П. Шацкий. Краснодарцы начали соревнование за звание тракторных бригад отличного качества. Передовые комбайнеры стали работать по часовому графику.