Соревнование ударников

В январе 1961 года Пленум ЦК КПСС рассмотрел положение дел в сельском хозяйстве. Внимание к материально-технической базе колхозно-совхозного производства усилилось. Вскоре государство предприняло повышение закупочных цен на некоторые продукты животноводства. В этих целях пришлось пойти на то, чтобы несколько увеличить розничные цены на мясо и масло, продаваемые населению.

Главным рычагом, который позволял партии разрешать назревшие проблемы развития социалистической экономики, была творческая активность народных масс.

Решения XXI съезда КПСС, борьба за их осуществление вызвали к жизни множество новых ростков будущего, которые в свою очередь способствовали выполнению хозяйственных планов.

Уже в феврале 1959 года развернулось соревнование за звание ударников коммунистического труда.

Свердловский токарь-скоростник А. Рябов, выполняющий индивидуальные задания, рассказывает: «Пробовали мы у себя на участке организовать бригаду, борющуюся за звание коммунистической, да не вышло... Когда собрались и познакомились с заповедями, то убедились, что искусственно нам такую бригаду не создать: не позволяет характер работы. Вот если бы трудились бригадным методом, тогда другое дело». А желание учиться жить и работать по-коммунистически у рабочих было огромное. Что делать? Над этим вопросом задумался не только Рябов, но и тысячи других производственников, работающих по личным нарядам.

На Адмиралтейском заводе в Ленинграде комсомольцы механического цеха решили развернуть соревнование по профессиям за право называться «молодой передовик коммунистического труда». В конце 1958 года, обращаясь к товарищам через многотиражную газету, они писали: «...мы также всей душой стремимся подготовить себя к жизни и труду в новом, коммунистическом обществе, активными строителями которого мы являемся».

Почти одновременно с ленинградцами такое же соревнование организовали коммунисты Тирасполя. Здесь на швейной фабрике партбюро, посоветовавшись с активом, предложило рабочим начать борьбу за звание «передовик коммунистического труда».

Стремление расширить рамки движения за коммунистический труд наблюдалось и в других городах. Ярко проявилось оно в Донецке на машиностроительном заводе имени 15-летия ЛКСМУ. То новое, что начало прокладывать себе дорогу в жизнь на Урале, в Тирасполе, Ленинграде, нашло наилучшее воплощение в предложении украинских машиностроителей. Им удалось наиболее полно и четко сформулировать желание, глубоко выражавшее интересы значительной группы трудящихся.

Первыми высокого звания ударника коммунистического труда были удостоены лучшие люди семилетки. В Тирасполе его получила швея В. Ф. Юдакова, депутат Верховного Совета Молдавской ССР. Десять лет работала она без брака при ежедневном выполнении плана на 200—300 процентов. На Урале — расточник, студент вечернего техникума В. Остаточников, который справился с заданием первого года семилетки в три месяца. В Одессе в числе первых был токарь Г. С. Нежевенко: в 1960 году он трудился уже в счет 1965 года. На Уралвагонзаводе почетное звание завоевал токарь В. Лянцев: в 1959 году он выполнил четыре годовых нормы, внес 18 рационализаторских предложений и обучил своей профессии 10 молодых рабочих. Подобно им, замечательных успехов добились тысячи других коммунистов и комсомольцев, показавших пример широким слоям трудящихся.

Вскоре появились не только бригады, но и целые цехи, участки, смены, даже предприятия, коллективы которых решили в полном составе бороться за почетное звание.

Новый разворот движению придал почин Валентины Гагановой, перешедшей работать в отстающую бригаду. Справедливости ради следует сказать, что и раньше отдельные новаторы переходили на отстающие участки. Такие случаи, например, были на заводе «Красный пролетарий», на «Трехгоркой мануфактуре». Но широкого распространения они не получили. Местная общественность не придала им большого значения. Иначе поступила партийная организация Вышневолоцкого комбината. Здесь в обстановке развертывающегося движения за коммунистический труд в поступке В. И. Гагановой увидели ценный росток будущего, дальнейшее развитие той формы взаимопомощи, которая уже зародилась на комбинате. К июню 1959 года 48 лучших производственников перешли здесь на отстающие участки. Бюро Вышневолоцкого горкома партии поддержало их. Замечательный почин начал свое победное шествие.

Советский народ высоко оценил трудовой подвиг вышневолоцкой прядильщицы. Ей было присвоено звание Героя Социалистического Труда. В июне 1959 года она приняла участие в работе Пленума ЦК КПСС, который одобрил новый почин и раскрыл его значение.

Партия сделала почин Гагановой достоянием всей страны. «Долг коммуниста — быть там, где труднее». В партийные и комсомольские комитеты, в дирекции фабрик и заводов, в колхозные правления хлынул поток заявлений о переводе на худшие участки, в отстающие бригады.

Три отстающих армянских колхоза поднял на ноги Бабкен Макарович Караханян. И когда его спрашивали о секретах успеха руководимых им колхозов, он спокойно отвечал:

— Двумя руками немного сделаешь. Когда за дело берутся сотни рук, тогда все иначе...

Товарищи с уважением относились к Ивану Штефаненко, заведующему нефтебазой Ейского совхоза Краснодарского края, ценили его за хозяйственность и деловитость. Но сам Штефаненко глубокого удовлетворения от работы не получал. С детства полюбивший технику, получивший диплом механика, он охотно возился у машин, слесарил, изобретал. Тем более удивило многих его решение перейти по примеру Гагановой на отстающую свиноферму. «Какая уж там механизация!» — говорили некоторые. Но они ошиблись.

Изучив опыт лучших свинарей, Штефаненко стал применять самокормушки и автопоилки, смастерил электропастухи и кормораздатчик. Когда надо, садился за трактор, а то и за автомашину. Недаром ведь он овладел семью специальностями! В результате удалось высвободить от развозки кормов 18 человек и 18 пар лошадей, на каждом центнере свинины сэкономить в 1959 году 292 рубля 15 копеек (в старых ценах) '. Приезжавшие к нему делегации подсчитали, что он ежемесячно должен получать 8000 рублей зарплаты. Но новатор рассуждал иначе: «Я работаю при полной механизации трудоемких процессов не более восьми часов в день. Зарплата у меня и так приличная — более 1000 рублей в месяц».

1 В 1961 году в СССР был введен новый масштаб цен; его соотношение с прежним 1:10. Соответственно в книге все последующие данные приводятся в новом

масштабе.