Жилищный вопрос

Невиданными ранее темпами шло сооружение жилых и производственных зданий. В один ряд с такими крупнейшими административно-промышленными центрами, как Москва, Ленинград, Киев, в каждом из которых и до начала семилетки проживало свыше миллиона человек, встали Горький, Новосибирск, Ташкент, Баку, Харьков. На карте СССР возникло еще 178 городов. Среди них и широко известные: Солигорск в Белоруссии, Неринга в Литве, Цимлянск в Ростовской области, Шахтинск в Казахстане. Есть и такие, как Урай, Железногорск-Илимский, Новочебоксарск, о которых было известно еще немногое. Но ведь еще совсем недавно мало кто представлял себе Ангарск, Братск, Дивногорск, молодые, но уже прославленные центры Советской Сибири. У совсем еще юных собратьев этих городов большое будущее: так, например, Урай — один из центров добычи нефти в районе Тюмени; около Железногорск-Илимского, на берегах таежной восточносибирской речушки Коршунихи, найдены значительные запасы железной руды. А Новочебоксарск становится крупным промышленным городом в некогда чисто аграрной Чувашии.

Каждый вновь возникающий город — это еще один центр современной индустрии, база дальнейшего роста рабочего класса. В 1959—1965 годах численность рабочих и служащих выросла с 56 до 77 миллионов человек. Прирост рабочих составил 14 миллионов, служащих и специалистов — 7 миллионов. В начале 1966 года на долю рабочих и служащих с их семьями приходилось 75,4 процента населения СССР (в 1959 году — 68,3 процента). Эти цифры также свидетельствуют о дальнейшем повышении роли рабочего класса в жизни советского общества, о прочности социалистического строя.

За эти же годы в городах и селах было построено почти 17 миллионов квартир и индивидуальных домов; жилой фонд страны увеличился почти на 40 процентов. Повысился уровень благоустройства. Так, в Москве из каждых 100 жителей 73 имели ванну, 88— центральное отопление, 95 — водопровод.